заодно требовал  свободы для своего  народа. Его исключили из Академии  наук

СССР. Его сослали на полустанок среди вечной мерзлоты.

     Его  не  выпустили  в  Осло  получать Нобелевскую  премию. Его супруга,

детский  врач Елена  Боннэр,  получила премию вместо мужа. Но  не кажется ли

вам, что давно  пора  задать вопрос: не была ли  она более  достойна  Премии

Мира? Врач -- любой врач -- не  более ли достоин Премии Мира,  чем создатель

водородной бомбы -- кто бы он ни  был, на какое бы правительство ни работал,

в какой бы стране ни жил?

     Права человека? Скажите  мне, а водородная бомба -- не плевать ли ей на

права человека,  да и на права любого  живого  существа? Скажите мне, кому в

мире более плевать на чьи бы то ни было права?

     В июне 1987 года  Сахаров был избран почетным доктором Колледжа острова

Статен, штат  Нью-Йорк. И  снова  его правительство  не разрешило  ему лично

участвовать в церемонии. И меня попросили выступить от его имени.

     Все,  что мне надо было сделать, -- зачитать послание от Сахарова.  Вот

оно: "Не следует отказываться от атомной энергии". Я сыграл роль динамика.

     Как я  был  вежлив!  А  произошло  это  всего  через  год после  самого