книгой, что  я  решил  ее перечитать.  Что могло так поразить его?  "Прощай,

оружие!"  оказалось  памфлетом против института брака.  Герой  Хемингуэя был

ранен на войне. Он  и  его сиделка влюбились друг в  друга. Их медовый месяц

прошел вдали от  поля  боя, они  ели  лучшую  еду и  пили  вино. Они  еще не

поженились. Она забеременела,  тем самым подтвердив, как  будто в этом  были

сомнения, что он настоящий мужчина.

     Она.  и ребенок  погибают,  так что ему не  приходится  искать  работу,

покупать  дом  и  страховку на случай смерти и прочее  дерьмо, а еще  у него

остались прекрасные воспоминания.

     Я сказал  Стиву: "Слезы, которые заставил тебя пролить  Хемингуэй, были

слезами  облегчения! Ведь казалось, сейчас  парень  женится и  станет  вести

скучную жизнь. И вдруг он избавлен от этого! Вот так так! Как ему повезло!"

     Траут сказал,  что может припомнить  только одну книгу, в которой браку

достается столько же, сколько в "Прощай, оружие!"

     "Это какая же?" -- спросил я.

     Он сказал, что это роман Генри Дэвида Торо "Уолден".

     "Моя любимая книга", -- ответил я.