своего разросшегося мозга, Ортис влюбился в нее.

x x x

     *Эндрю  Макинтош стоял перед просторным,  во всю  стену, номера  окном,

глядя поверх хлябей и  трущоб на "Bahia de Darwin" - судно, которое, по  его

ожиданиям, еще до захода солнца должно было перейти в собственность к  нему,

Селене  или, возможно, супругам  Хирогуши.  Человеком,  который  должен  был

позвонить  ему в полшестого, был  Готтфрид фон Кляйст,  президент  правления

крупнейшего эквадорского  банка, дядя  управляющего  "Эльдорадо"  и капитана

"Bahia  de  Darwin",  совладелец - на паях  со своим братом Вильгельмом  - и

корабля, и отеля.

     Когда Ортис вошел с двумя порциями филе, *Макинтош обернулся, продолжая

репетировать  в  уме  фразу,  которую  он  первым  делом  собирался  сказать

по-испански  Готтфриду фон Кляйсту: "Дорогой коллега, прежде чем вы сообщите

мне  остальные  приятные  известия, дайте ваше честное  слово, что сейчас  я

любуюсь  моим  собственным  кораблем с  верхнего этажа  своего  собственного

отеля".

x x x

     *Макинтош был разут, и на нем не было ничего, кроме шортов цвета  хаки,