уважением заметил  в баре Ортис, обладателем  бумажника, набитого кредитными

карточками и двадцатидолларовыми банкнотами.

     Подобные  же мысли роились у него в голове в связи с двумя бифштексами,

когда он стучался  в  дверь номера Селены и ее отца: люди, находившиеся там,

внутри, заслуживали  этих деликатесов  - и он  тоже  будет заслуживать, став

миллионером. А был он молодым человеком, смышленым и предприимчивым. Работая

в  разных  отелях  Гуаякиля  с  десятилетнего  возраста,  он научился  бегло

изъясняться  на  шести языках  - что  превышало  половину  языков, известных

"Гокуби", было вшестеро больше, чем знали Джеймс Уэйт и Мэри Хепберн,  втрое

больше, чем знали супруги Хирогуши, и вдвое - чем Селена и ее отец.  Он умел

также хорошо готовить и печь и окончил курс бухгалтерского учета  и делового

законодательства в вечерней школе.

     Так что, когда Селена открьша ему, он был склонен восхищаться всем, что

увидит и услышит внутри. Ортису было уже известно,  что зеленые глаза Селены

слепы -  а  то нетрудно было  бы обмануться. Ничто  ни в ее поведении, ни во

взгляде  не выдавало  слепоты.  Она была  так прекрасна,  что,  под влиянием