маленькой Акико.

x x x

     *Эндрю  Макинтош  заявил   финансовой  верхушке  Эквадора,  что   готов

немедленно  перевести на  имя любого доверенного  лица  пятьдесят  миллионов

американских  долларов,  все  еще  ценившихся на вес золота.  Большая  часть

богатств,  которыми, предположительно, обладали  американские банки, к  тому

моменту стали настолько воображаемыми,  невесомыми и неосязаемыми, что любую

сумму  можно было мгновенно перевести в Эквадор или любое другое  место, где

способны были принять письменный перевод по кабельной или волновой связи.

     И   вот  теперь  *Макинтош  ожидал  из  Кито  сообщения  о  том,  какую

недвижимость  эквадорцы,  также  немедленно,  готовы  перевести  на имя  его

самого, его дочери и супругов Хирогуши в обмен на названную сумму.

     Это были даже не его собственные деньги.  Он попросил заем  -  в чем бы

тот ни выражался - в Чейз-Манхэттен Банке. Там это нечто -  в чем бы оно  ни

выражалось - сумели найти и ссудить ему.

     И,  осуществись эта сделка, Эквадор  получил  бы возможность  разослать

кусочки  этого миража по кабелю или по телекоммуникациям в более плодородные

страны  и получить  взамен  настоящее  продовольствие. После чего  эквадорцы