наследству.

x x x

     Там,  в  Гуаякиле,  слушая,   как  ее  патологически  общительный  отец

устраивает дела по телефону, юная Селена и  вообразить не могла, что судьбою

ей предначертано спариться с Хисако Хирогуши, находящейся в двух комнатах от

нее, и растить вместе с японкой пушистое чадо.

     Тогда, в отеле, она  жила вдвоем  с отцом,  владевшим,  казалось,  всем

миром, который  мог  делать все,  что  ему  было угодно,  когда угодно и где

угодно. Большой мозг ее внушал ей, что она проживет свою жизнь приятно и без

забот,  внутри  некоего  электромагнитного  поля,  создаваемого  вокруг  нее

неукротимой индивидуальностью  ее отца. Поле это будет защищать  ее и  после

его  смерти - даже  когда настанет  его черед  ступить  в  голубой  туннель,

ведущий в загробную жизнь.

x x x

     Покуда я не забыл: на Санта  Росалии слепота Селены обернулась  для нее

одним преимуществом над  остальными.  Преимуществом,  которое  доставляло ей

самой  огромную  радость,  однако  вряд  ли  заслуживало  того,  чтобы  быть

переданным по наследству.

     Как  никто  на острове.  Селена  наслаждалась осязанием пушистой шкурки