15

     *Эндрю Макинтош между тем  находился в комнате своей  слепой  дочери  в

ожидании  телефонного звонка -  того  самого,  что  должен был принести  ему

добрую весть, которой  он рассчитывал потом поделиться  с четою Хирогуши. Он

умел бегло  говорить по-испански и  весь  день  просидел на  телефоне,  ведя

переговоры  со  своей  фирмой в  Манхэттене  и с  перепуганными эквадорскими

финансистами и  официальными деятелями. Все эти дела он обделывал  в комнате

дочери,  поскольку хотел, чтобы та  слышала, чем он  занят. Отец и дочь были

очень близки. Матери своей Селена не знала, так как та умерла при родах.

     Сейчас Селена, с ее бессмысленными зелеными глазами, представляется мне

экспериментом природы -  ибо  слепота ее была  наследственной, и она в  свою

очередь  тоже  могла передать  ее своим  детям. Тогда, в Гуаякиле,  ей  было

восемнадцать  лет. Лучшие годы,  с  точки зрения воспроизводства, были у нее

впереди. Ей будет  всего двадцать  восемь, когда  Мэри Хепберн, уже на Санта

Росалии,   спросит,   не  согласится  ли   она   участвовать  в   незаконных

экспериментах со спермой капитана. Селена откажется.  Но сумей она  найти  в

своей слепоте некие преимущества, она вполне могла бы передать их  дальше по