определенную опасность.  До  сего  момента он  успел обольстить  и заставить

выйти  за  себя  замуж  семнадцать подобных  жертв,  после чего, очистив  их

шкатулки с драгоценностями, сейфы и банковские счета, исчезал.

     Везение его было  столь велико, что ему  удалось  стать  миллионером  и

открыть под разными вымышленными именами процентные  счета  в банках по всей

территории Северной  Америки,  ни  разу  при  этом ни  на  чем не попавшись.

Насколько ему было известно,  никто даже и не помышлял о том,  чтобы поймать

его.  Что касается  полиции,  то  для нее, рассуждал наш герой, он был  лишь

одним  из семнадцати сбежавших от жены  мужей, которые носили соответственно

семнадцать разных имен,-  а не  одним и тем  же преступником по имени Джеймс

Уэйт.

x x x

     Ныне трудно  поверить, что люди когда-то  могли являть  столь блестящий

образец  двуличия, как Джеймс Уэйт,- если только не помнить, что в те давние

времена почти  у  всякого индивида мозг весил порядка трех  килограммов!  Не

было предела злым козням, которые столь  непомерно разросшийся  мыслительный

аппарат мог задумать и осуществить.

     И потому  я задаю вопрос  (хотя поблизости нет никого, кто  бы  на него

ответил):  можно  ли   сомневаться,   что  трехкилограммовый  мозг   некогда

представлял собой почти роковой дефект с точки зрения эволюции человеческого

рода?

     И  еще:  какой,  помимо нашей переусложненной нервной системы, источник

злодеяний, творившихся практически повсеместно, существовал в ту эпоху?

     Мой ответ: никакого. Если бы не эти невероятно гипертрофированные мозги

- Земля была бы совершенно невинной планетой.