отказывать  почки,  он настоятельно рекомендовал как  можно скорее подыскать

подходящего донора для пересадки одной из них. Пушистая дочка Хисако, Акико,

в шесть лет слегла с воспалением легких, подхваченным, по всей видимости, от

морского  котика, бывшего ее лучшим  другом,- на что  компьютер прописал  ей

антибиотики... В те времена Хисако и слепая Селена жили вместе, растя Акико,

почти как муж и жена.

     В ответ на просьбу привести цитату из мировой литературы, которую можно

было бы  использовать  во  время  празднования какого-  либо  торжественного

события на  этой  груде шлака, Санта  Росалии,  "Мандаракс"  почти неизменно

выдавал всякую  ерунду. Вот, к примеру, что пришло ему на ум после того, как

Акико в двадцать  четыре года родила дочь, столь же пушистую, как она сама,-

первую  представительницу  второго  поколения человеческих существ,  которым

суждено было родиться на острове:

     Будь я распят на высоком холме

     - Мати моя! О мати моя!

     Знаю, чье сердце пробьется ко мне,

     - Мати моя! О мати моя!

     Редьярд Киплинг (1865-1936) и еще:

     С утробы темной, где возник,

     Всю жизнь я - матери должник.

     Те месяцы, что носят плод,

     Она мою питала плоть.

     И каждый взгляд и вздох мой пьет Жизнь матери...

     Джон Мейсфилд (lii78-1967)

     и еще:

     Господь, ссудивший людям груз

     Трудов и радостных забот!

     Благодарим за прочность уз,

     Что связывают мать и плод.

     Уильям Каллен Браиант (1794-1878)

     и еще:

     Почитай отца твоего  и  мать твою,  чтобы продлились дни твои на земле,

которую Господь, Бог твой, дает тебе.

     Библия

     Отцом дочери  Акико был старший сын  капитана,  Камикадзе.  Стал он  им

всего тринадцати лет от роду.