этого момента "Естествоиспытательский  круиз века" стал  единственным,  ради

чего он еще хотел жить.

     -  Столько-то  я еще  протяну, Мэри.  Ноябрь - это  ведь  скоро,  да? -

говорил он.

     - Да,- отвечала она.

     - Столько я смогу протянуть...

     - Ты протянешь еще не один год, Рой,- ободряла она его.

     - Мне  бы только дожить до круиза. Лишь бы  увидеть пингвинов  там,  на

экваторе,- говорил он.- С меня и того будет довольно.

x x x

     Хотя Рой все больше путался в  разных  вещах, в отношении пингвинов  на

Галапагосах он был прав. То были костлявые  существа,  маскировавшие  худобу

под своими метрдотелевскими одеяниями. Они просто вынуждены были иметь такую

конституцию.  Будь они  столь  же  заплывшими  жиром,  как  их родственники,

живущие в антарктических льдах далеко на юге, за  полсвета от экватора,- они

бы  изжарились  до  смерти,  выходя на  лавовый  берег  откладывать  яйца  и

выхаживать птенцов.

     Их  предки,  как  и  предки  бескрылых  бакланов,  в свое  время  также

отказались от волшебства полета, предпочтя вместо этого умение ловить больше

рыбы.

x x x

     Относительно таинственного энтузиазма, с которым  люди миллион лет тому

назад стремились препоручить технике как можно больше областей  человеческой

деятельности: что это, как не  еще одно признание того,  что мозги их  в  те

времена не годились ни к черту?