странным было  то, что крыльев  у нее, похоже, не  было  (что почти отражало

истинное  положение  вещей).  Эта  порода  птиц  представляла собой  эндемик

Галапагосских островов  -  то  есть водилась только там и  больше  нигде  на

земном шаре. Крылья у нее  имелись, но крохотные и  плотно прижатые к телу -

чтобы  она  могла плавать быстро  и  глубоко,  как рыба.  Это  позволяло  ей

заниматься рыболовством  гораздо  успешнее  многих других птиц,  вынужденных

дожидаться, покуда рыба всплывет на поверхность, чтобы затем поразить добычу

клювом.  Эта  уникальная  порода названа была людьми "нелетающим  бакланом".

Птицы эти могли сами выслеживать добычу, а не дожидаться, пока рыба совершит

роковую оплошность.

     Должно  быть, на каком-то этапе эволюции предки этой птицы усомнились в

ценности своих крыльев - подобно  тому, как люди в  1986 году начали всерьез

сомневаться в пользе своих огромных мозгов.

     Если Дарвин был  прав в  отношении закона естественного отбора - тогда,

стало  быть,  короткокрылые  бакланы,  которых  хватало лишь  на  то,  чтобы

отправляться  на  ловлю  вплавь с берега, словно рыбацкие лодки, должны были

добывать рыбы больше, чем лучшие из их соплеменников, охотившихся с воздуха.

Затем  они  скрещивались с себе подобными  - и  самые  короткокрылые  из  их

потомства становились лучшими рыбаками, и так далее.

x x x

     То же самое происходило и с людьми, но, разумеется, не в смысле крыльев

-  поскольку  таковых у них  никогда  не  имелось,- а в  отношении их рук  и

мозгов. И теперь им не приходится больше  ждать, пока рыба заглотит крючок с

наживкой или заплывет  в раскинутые ими  сети.  Тот, кто  желает рыбы,  ныне

просто отправляется за ней прямиком в синие морские глубины, подобно акуле.

     Теперь это стало так легко.