света вообще находится.  Больше всего  его  тревожила назойливость  каких-то

нападавших  на  него  птиц.  На  самом  деле  это  были   безобидные  певчие

пташки-вампиры,  заурядные  обитатели  этого острова, привлеченные кровавыми

пролежнями *капитана. Но ему они представлялись чем-то неведомым и пугающим.

     Он  пытался отгонять их хлопками  и  громко  звал на  помощь. Все новые

птички подлетали, заинтересованные скоплением своих  сородичей, и  *капитан,

окончательно уверившись, что  они хотят заклевать его, и обезумев от страха,

кинулся  в воду вслед за Мэри  - где его сожрала рыба-молот. Глаза  у  этого

морского  животного  располагались по  бокам  его  молотообразной  головы  -

устройство,  доведенное  до  совершенства  Законом  естественного отбора еще

много миллионов лет назад. Акула эта представляла собой безотказную деталь в

часовом механизме мироздания, усовершенствовать которую было уже невозможно.

И чего ей уж наверняка не требовалось - так это мозга больших размеров.

     Что бы она стала делать с  более крупным мозгом? Сочинила  бетховенскую

Девятую симфонию?

     Или, быть может, написала бы следующие строки:

     Весь мир - театр;

     в нем женщины, мужчина все - актеры;

     у каждого есть вход и выход свой,

     и человек один и тот же роли

     Различные играет...

     Уильям Шекспир (1564-1616) /Перевод П.Вейнберга./