достигла  того возраста,  когда  большинство  молодых людей покидают  родное

гнездо, и я был всецело за то, чтобы и она поступила так же. Ибо  видел, как

мучительно ей было,  что *Хисако и *Селена продолжают обращаться с ней как с

ребенком,  тогда  как  она уже  успела  превратиться  в зрелую,  полноценную

женщину.  Тем не  менее  она  ужасно  долго  с  этим мирилась  - из  чувства

признательности  за все  то, что они  сделали для нее, когда она  была еще и

впрямь беспомощной. в тот день, когда она ушла, они, вообразите, по-прежнему

мелко рубили для нее мясо олуши.

     Еще месяц после этого они, садясь есть, накрывали и  для  нее, клали ей

нарубленного мяса, обращались  к ней, воркуя  и мягко подразнивая,- несмотря

на  то, что ее с  ними не  было. и наконец  однажды почувствовали, что  жить

больше не стоит.

     *Мэри Хепберн, когда она пошла повидать *капитана на его смертном одре,

была,  несмотря на  все свои болячки, все еще  вполне самостоятельной,  сама

добывала и готовила себе  пищу и содержала свое жилье в невероятной чистоте.

и по праву гордилась этим. *Капитан был бременем на плечах колонии - то есть

на плечах Акико. Чего нельзя было сказать о *Мэри. Она часто повторяла, что,