пряча ее от солнца под  толстым слоем  вулканических  обломков.  и в емкости

этой имелась слабая течь - родник.

     При  всей массе имевшегося  у  него в  распоряжении  свободного времени

капитану вряд ли  удалось  бы  как-то усовершенствовать устройство  родника.

Вода  и без того уже  самым замечательным образом  струилась  из  трещины  в

застывшей  лаве, скапливаясь в естественн ом углублении десятью сантиметрами

ниже. Углубление это было - и  остается - размером с раковину умывальника  в

туалете  возле  кают-компании  "Увесистого  ставня".   И,  будучи  полностью

вычерпано, независимо от  вмешательства  капитана, ровно  через двадцать три

минуты  и  одиннадцать секунд, как было засечено  "Мандараксом", оказывалось

вновь наполненным до краев.

     Как описать  мне  преклонные  годы  капитана?  Следовало бы,  наверное,

охарактеризовать его  душевное  состояние  как  спокойно-  безнадежное.  Но,

разумеется, ему не обязательно было  пережить робинзонаду на  Санта Росалии,

чтобы прийти к такому мироощущению.

     Ибо сказано "Мандараксом":