данный  момент и был на  ней.  Что  до  брючного костюма, бывшего на пей  по

прилете из Кито, то она,'под  влиянием опять- таки  своего увесистого мозга,

отдала его в чистку,  доверившись печальноокому управляющему отеля,  который

пообещал, что костюм будет возвращен ей чистым наутро, к завтраку. Однако, к

вящему замешательству управляющего, костюм также исчез.

     Но  самый большой подвох, устроенный  ей ее мозгом - не  считая  совета

покончить  самоубийством,- заключался  в  том, что  ему удалось  убедить  ее

приехать  в  Гуаякиль,  вопреки  всем  известиям   о  разразившемся  мировом

финансовом кризисе и почти полной  уверенности, что "Естество-испытательский

круиз века",  билеты на который всего лишь месяц тому назад  были  полностью

раскуплены, будет отменен за отсутствием пассажиров.

     Ее   колоссальный   мыслительный   аппарат  способен  был  проявлять  и

мелочность. В данный момент он не разрешал  ей  спуститься вниз  в десантной

форме на том основании,  что все  - хотя  отель  был практически безлюден  -

станут потешаться, увидя ее в таком одеянии. Рассудок твердил ей: "Они будут