осветить  с  помощью  адского мерцания электронагревателей  в его духовках и

плитах.

     И  водоснабжение   тоже  работало  исправно.  в   кранах  повсюду  было

предостаточно воды, и горячей, и холодной.

     Так что жаждой  никто не мучился, однако голод все пассажиры испытывали

зверский.  Казах,  собака Селены,  куда-то исчезла.  Я не  поставил перед ее

именем  звездочки, так  как  к  этому времени  собаки уже  не было в  живых.

Малышки  канка-боно выкрали  ее,  пока Селена спала, задушили голыми руками,

ободрали и разделали, пользуясь в качестве орудий лишь собственными зубами и

ногтями. После чего зажарили ее мясо в  электропечи. О том, что они учинили,

еще никто не знал.

     Собака  уже все  равно  жила за счет ресурсов собственного организма. К

тому моменту,  как  они умертвили ее,  она  представляла собой  одни кожу да

кости.

     Но  доживи она  даже  до  Санта  Росалии  -  у нее не было  бы  впереди

сколь-нибудь значительного будущего, даже случись ей там, что мало вероятно,

встретить  кобеля. Ведь она подверглась стерилизации. Единственное, что было

бы в ее силах, чтобы пережить самое себя,- это остаться в сознании маленькой

Акико, которой вскоре предстояло родиться, воспоминанием о собаке. При самом

благополучном  стечении обстоятельств  Казах могла  бы дожить до рождения на

острове других детей, чтобы те играли с ней, видели, как он а машет хвостом,

и так  далее. Лая  ее им бы запомнить  все равно не удалось, поскольку Казах

никогда не лаяла.