выдавал. Всю ночь напролет она называла его  "мистер Флемминг", и он ни разу

не попросил, чтобы та звала его настоящим  именем.  Почему? Потому что он не

мог вспомнить, какое же из его имен настоящее.

     - Я сделаю вас очень богатой,- обещал Уэйт.

     - Да-да,- отвечала Мэри.- Конечно-конечно...

     - Дам вам долю в своих доходах,- продолжал он.

     - Берегите силы, мистер Флемминг,- отзывалась она.

     - Пожалуйста, станьте моей женой,- умолял он.

     - Мы поговорим  об  этом, когда доберемся до Бальтры,- обещала она. Она

преподносила ему Бальтру как нечто, ради чего ему следует жить. Всю ночь она

нашептывала,  утешая  его рассказами  о  Бальтре  и  обо всем,  что  их  там

ожидает,-  точно то был некий рай земной со святыми и ангелами, встречающими

их на пристани, всевозможной снедью и лекарствами.

     Он знал, что умирает._

     - Вы будете очень богатой вдовой,- говорил он ей.

     - Не будем сейчас об этом,- отвечала она.

     Что касается богатства, которое она должна была формально унаследовать,

поскольку ей и впрямь предстояло выйти за него замуж и остаться его вдовой,-

то  самые большемозглые сыщики в  мире  не сумели бы обнаружить и мельчайшей