микроорганизмам или существам, способным  переваривать листья, но нечем было

сытно позавтракать человеку, жившему миллион тридцать лет назад.

     Было начало июня. Самая нежная пора.

     Из зарослей шиповника и сумаха в пятидесяти шагах от нее звучало птичье

пение. Она была благодарна этому будильнику, так как, укладываясь  накануне,

она предвкушала такое  вот раннее  пробуждение и то, как  будет представлять

свой спальный мешок коконом и выбираться из  него, извиваясь и сладострастно

потягиваясь, как сейчас,- совсем взрослая и полная жизнь.

     Сколько радости!

     Какое наслаждение!

     Все обстояло  просто  замечательно. Подружка,  с  которой она приехала,

продолжала спать.

     Поэтому Мэри, крадучись,  направилась по пружинящей лесной  подстилке к

зарослям, чтобы  рассмотреть эту, такую же,  как  и  она,  раннюю пташку. Но

вместо  этого взору  ее предстал  высокий,  сухощавый  и  серьезный  молодой

человек в морской форме.  Именно он высвистывал пронзительный клич  козодоя.

Это был Рой, ее будущий муж.

x x x

     Она была  раздражена и  сбита  с  толку. Особенно дико  было видеть  на

незнакомце морскую форму -  здесь, вдали от всяких морей.  Она подумала, что