помните, внушил ему, будто Земля попала в метеоритный поток. При виде каждой

падающей звезды он ожидал, что та рухнет в океан и вызовет огромную волну.

     Поэтому он разворачивал корабль всякий раз так, чтобы держаться носом к

ожидаемой волне, и  к восходу солнца они, благодаря большому мозгу капитана,

уже находились неведомо где и держали путь неведомо куда.

x x x

     Между тем  Мэри  Хепберн, полуспя-полубодрствуя подле  *Джеймса  Уэйта,

занималась тем, на что у нынешних людей мозгов не хватает. а именно - заново

переживала свое прошлое. Вновь была невинна. Вновь дремала в спальном мешке.

Вновь просыпалась  при первых  рассветных лучах, разбуженная пением козодоя.

Вокруг был Индианский  национальный парк - живой музей, островок сохраненной

природы, какой она была  до того, как европейцы объявили, что не потерпят ни

одного растения или животного, которое не может быть укрощено и использовано

человеком  в пищу. Высунув голову из своего кокона, спального мешка, молодая

Мэри увидела  гниющие  на земле древесные  стволы и  ничем не перегороженный

поток.  Она  лежала  на  пахучей  подстилке, созданной полным или  частичным

умиранием  ра  стительности  за  долгие  эпохи.  Здесь  было чем  поживиться