напился, если бы знал, что  еще облечен  какой-то  ответственностью.  Он уже

объяснил это Мэри Хепберн, которая также провела на ногах всю ночь, ухаживая

за *Джеймсом Уэйтом, уложенным на палубу в солярии, за офицерскими каютами.

     *Уэйта оставили там,  подложив ему под голову вместо подушки  свернутую

куртку Мэри, потому  что остальная часть корабля  погружена была в кромешный

мрак.  Солярий же по крайней мере  освещали звезды -  после того,  как зашла

луна.  с восходом солнца  Уэйта собирались перенести  в какую-нибудь  каюту,

чтобы он не изжарился заживо на голой стальной поверхности.

     Все остальные расположились на шлюпочной палубе, внизу. Селена Макинтош

лежала  в главной  кают-компании. Подушку  ей  заменяла  ее  собака.  Там же

находились и шесть девочек-канка- боно,  использовавших вместо подушек  друг

друга. Хисако  же уснула в  туалете при главной  кают-компании,  втиснувшись

между унитазом и умывальником.

x x x_

     "Мандаракс", возвращенный Мэри капитану, хранился в выдвижном  ящике на

мостике.  Это был единственный ящик на всем корабле, где лежало хоть что-то.

Ящик  был чуть приоткрыт,  так  что "Мандаракс" слышал  и переводил  большую