Время для капитана остановилось.  Это ощущение  ему было знакомо.  Он с

неизбежностью испытывал его несколько раз в  год - когда  ему сообщали нечто

такое, над чем он был не в силах смеяться. Знал он и то, как опять запустить

ход времени: для этого нужно было отмести неприятную весть.

     - Неправда,- заявил он и на сей раз.- Быть такого не может.

     - Я что, по-твоему, выплясываю ради  развлечения? - возмутился *3игфрид

и припустил, подпрыгивая помимо  своей воли,  прочь  от  брата; затем, также

помимо  воли,  вновь прискакал  к  нему и продолжал:  -  Моя  жизнь кончена.

Вероятно, не стоило труда  и  жить.  По крайней  мере  я  хоть  не  наплодил

потомства - а то  какая-  нибудь несчастная женщина могла бы родить на  свет

еще одного урода.

     - Я чувствую себя таким беспомощным,- проронил капитан и добавил:  -  И

жутко пьяным.  О Господи! Вот уж  чего  я  не ожидал, так  это что  на  меня

свалится  еще какая-то  ответственность. Я ведь  просто  в дребадан.  Голова

совершенно не варит. Скажи, что мне делать, Зигги.

     Он был слишком пьян, чтобы на  что-то  сгодиться  - и потому безучастно

стоял,  с  отвисшей  челюстью  и  выпученными глазами, покуда Мэри  Хепберн,