него  не  ожидал. Почти  у каждого  из тех,  кто  разграбил  судно,  имелась

многочисленная родня,  которая  дошла уже  до  крайней нужды  и  принималась

закатывать глаза, хлопать себя по животу и тыкать  пальцем себе в глотку - в

точности как это делали девочки из племени канка-боно.

     Капитан  по-прежнему  не терял  своего знаменитого чувства  юмора и мог

свободнее, чем  когда бы то ни было, прибегать к его  помощи. Ради кого было

ему теперь прикидываться, что он воспринимает жизнь всерьез?  На корабле  не

оставалось  даже крыс. Впрочем,  на "Bahia de Darwin" крыс сроду не бывало -

что было для человечества еще одной крупной удачей. Высадись  крысы на берег

Санта  Росалии  вместе  с  первыми поселенцами,  и людям  не осталось бы  на

острове никакой пищи уже месяцев через шесть.

     В итоге, сожрав остаток людей и друг друга, крысы тоже бы передохли.

     Ибо сказано "Мандараксом":

     Рой крыс!

     Он псов и кошек насмерть грыз.

     Кусал в кроватках малышей.

     Сыр поедал и суп пил из

     Стряпухиных ковшей.

     Буравил бочки с сельдью вдрызг.

     Мужчинам в шляпах встретить риск