слишком большой высоте, чтобы ракета  оставляла за собой  белый хвост  пара.

Выхлоп ее двигателя был  чистым -  так что  Рейес увидел лишь  металлическую

сигару, которая  быстро сжалась до размеров  темного  пятнышка, затем просто

точки и наконец исчезла совсем. Она растворилась в воздухе  так  скоро,  что

трудно было поверить в то, что она вообще существовала.

     И все кончилось.

     Если  где-то  и  мог  сохраниться  след  произошедшего  только  что   в

стратосфере - так только в большом мозгу Рейеса. Он был счастлив. Он испытал

робость. Трепет. Опустошенность.

x x x

     Со стороны  Рейеса  не  было сумасшествием,  когда  ему  казалось,  что

совершенный  им  только что  акт сродни  поведению самца  во  время  половых

сношений. Компьютер, неподвластный его воле  после того, как он его включил,

сам  определил точный момент запуска и  по дробно проинструктировал пусковое

устройство -  без всяких  подсказок со  стороны  человека. При  этом  он  не

слишком хорошо был знаком с принципом  действия всей этой  техники. Подобное

знание  было уделом  лишь специалистов.  На  войне,  как и в любви,  он  был

бесстрашным, полагающимся на удачу искателем приключений.