радиотехники, электрических лампочек,  компа сов, туалетной  бумаги, ковров,

мыла,  кастрюль,  сковородок,  карт,  матрасов, подвесных  моторов, надувных

спасательных  плотов и еще многого и многого. Эти  борцы за выживание хотели

унести  даже лебедку  для  поднятия  и  опускания  якорей,  но  сумели  лишь

непоправимо искалечи ть ее.

     По  крайней мере они оставили нетронутыми спасательные шлюпки -  хотя и

без хранившегося в них аварийного запаса провизии.

     Капитан же фон Кляйст в одном нижнем белье забрался в "воронье гнездо",

где и просидел все это время, опасаясь за свою жизнь.

x x x

     Тем  временем  толпа возле "Эльдорадо"  схлынула, как  прилив,  оставив

автобус, так сказать, сохнуть на  песке.  Теперь пассажиры его бь1ли  вольны

ехать, куда им угодно. Вокруг практически никого не осталось, за исключением

лежавших там и сям нескольких раненых или убитых в давке.

     И  Зигфрид  фон Кляйст,  героически  борясь  со спазмами и невзирая  на

галлюцинации,  симптоматичные  для  страдающих  хореей   Хантингтона,  занял

водительское место.  Он счел,  что  его  десяти  пассажирам лучше оставаться

лежащими вповалку в проходе,  где  они  были не  видны снаружи и успокаивали