сам находится  на  начальной  стадии  помешательства,  что двое  постояльцев

только что были застрелены на  его  глазах, что  собравшуюся на улице  толпу

вряд ли удастся долго сдерживать, что связь отеля с внешним миром оборвана и

так далее.

     Но  не  тут-то было. Внешне  он сохранял  полное  спокойствие.  Ему  не

хотелось, чтобы оставшихся четырех постояльцев охватила паника. В результате

тем никогда не суждено было узнать, что же сталось в Зенджи Хирогуши и Эндрю

Макинтошем. Как,  кстати, и услышать переданное  час спустя сообщение о том,

что  Перу  объявила  Эквадору  войну. Не  суждено было  услышать  об этом  и

капитану.  Так  что  когда  перуанские  ракеты  ударили по  целям  в  районе

Гуаякиля,  они  поверили тому, что  сказал  им  капитан и что в свою очередь

искренне считал истиной  -  а не пытался выдать за  нее  из  некоего ложного

стыда - его большой мозг: будто они попали под метеоритный дождь.

     И  до  тех  пор,  пока  на Санта  Росалии оставались любопытствовавшие,

почему их предки  переселились на остров,- а подобное любопытство иссякло по

прошествии лишь порядка трех тысяч лет,- им отвечали следующее: они покинули