малолеток Уэйт служил воплощением самой жизни.

     А  затем появилась вдова Хепберн, выхода которой он ожидал весь день. И

ему  даже  не пришлось  завоевывать ее  доверие. Он  понравился ей с первого

взгляда  благодаря  тому, что  кормил  этих  детей,-  и,  вспомнив,  сколько

голодных  детей ей довелось видеть  накан уне, по дороге  из  Международного

аэропорта Гуаякиля, она произнесла:

     "Ах, как  это  прекрасно! Как это прекрасно с вашей  стороны!"  Ибо она

предположила - и никогда  уже не думала  иначе,- что  этот  человек  заметил

толпившихся снаружи детей и пригласил их зайти, чтобы покормить.

     - Почему я не могу быть такой,  как вы? - продолжала  Мэри.- Я сидела у

себя наверху и занималась лишь  тем, что жалела  себя,-  вместо того,  чтобы

быть здесь с вами и делиться  всем, что у  нас есть, с этими бедными детьми,

стоящими на улице. Мне  так стыдно  за себя,  но с моими мозгами в последнее

время что-то неладно. Порой я готова их просто убить.

     Она  принялась  заговаривать  с  малолетками  по-английски -  на языке,

который те так никогда и не научатся понимать. "Ну как, вкусно? - спрашивала