зависимости от извивов  трубы принцу Ричарду удавалось мельком разглядеть по

ту сторону какую-то золотую светящуюся точку и нечто, напоминавшее зелень.

     Это, разумеется, был туннель в загробную жизнь.

x x x

     Итак, Уэйт, как ему было ведено,  заткнул рот  кандидата в освободители

Югославии   маленьким   резиновым  мячиком   и   запечатал   сверху  заранее

заготовленным обрезком клейкой ленты, приклеенным к опоре балдахина.

     Затем он начал затягивать пояс на шее принца, перерезая доступ крови  к

мозгу и  воздуха -  к легким. Однако  вместо того, чтобы  - после  того, как

принц потерял сознание, испытал оргазм и увидел извивающуюся голубую трубу,-

сосчитать до  двадцати, он медленно досчитал до трехсот. То есть выждал пять

минут.

     Он поступил так под влиянием идеи, пришедшей в его большой мозг.  Не то

чтобы Уэйт сам этого захотел.

x x x

     Если бы его отдали под суд за  убийство, или  лишение  человека жизни -

или  как  там  у  государства могло  называться  его  преступление,- то  он,

вероятно,  сказал бы  в  свое  оправдание,  что с  ним  произошло  временное

помрачение рассудка. Он бы утверждал, что его большой мозг попросту на время