Что  ж, по крайней мере они были вместе. И в  первые свои годы на Санта

Росалии,  покуда  Мэри Хепберн  не подарила им детей,  они были признательны

судьбе именно за  это:  по крайней мере  они были  вместе, связанные языком,

религиозными верованиями, шутками, песнями и так далее.

     Это  же самое  они, уходя одна  за  другой в голубой туннель, ведущий в

загробную  жизнь, оставили своим детям, рожденным на Санта Росалии: утешение

быть вместе и делить друг с другом язык, религию, шутки и песни канка-боно.

x x x

     В   прежние,  недоброй   памяти  времена  в   Гуаякиле  старик   Кеседа

предоставлял в их  распоряжение свое  вонючее тело, обучая  их, невзирая  на

малолетний возраст девочек, искусству и повадкам проституток.

     Их,  несомненно,  нужно  было  спасать  -  еще  задолго  до  того,  как

разразился  экономический  кризис.  В  единственное  пыльное  окно  эллинга,

служившего их омерзительным училищем, как картина из  рамы,  глядела снаружи

корма  "Bahia de  Darwin".  Они и  представить  себе  не  могли,  что  этому

прекрасному белому кораблю суждено вскоре стать их Ноевым ковчегом.

x x x

     В конце концов девочки сбежали от старика и начали вести уличную жизнь,

промышляя по-прежнему попрошайничеством и воровством. Но,  по непонятным  им

причинам, туристов становилось отыскать все труднее и труднее - пока наконец

источник их  пропитания вообще не иссяк. Теперь они по-настоящему голодали и

кидались к любому, с широко открытыми  ртами  и закатившимися  глазами, тыча

себе пальцем в глотку и давая тем самым понять, как давно они ничего не ели.

     Как-то,  ближе  к  вечеру, их привлек  шум  толпы,  собравшейся  вокруг

"Эльдорадо". Потыкавшись, они  обнаружили  отпертую заднюю дверь в  одном из

ограждавших  отель  закрытых  магазинчиков  -  из  которой выскочил Херальдо

Дельгадо, только что застреливший  Эндрю Макинтоша  и Зенджи Хирогуши. После

его  ухода  они  проникли в  магазин и  вышли,  пройдя его  насквозь,  через

парадную дверь. Таким образом, они оказались внутри выставленного  солдатами

оцепления, и некому было теперь не  пустить их в "Эльдорадо", где им предсто

яло   вверить  себя  милости  Джеймса  Уэйта,  сидевшего  в  тот   момент  в

коктейль-баре.