даже, кто их мать.

x x x

     Когда  на  головы  остальных  членов  племени  распылили  яд,   девочки

занимались хоровым пением с отцом Фицджеральдом. Некоторые несчастные еще не

умерли, и старый священник собирался остаться с ними. Шестерых же девочек он

просил доставить куда- нибудь, где за ними могли бы присмотреть.

     Таким образом,  всего через пять часов девочки перенеслись из каменного

в  электронный век,  от  чистоводных болот  джунглей  к омерзительным  топям

Гуаякиля. Они говорили только на языке  канка-боно, который понимали лишь их

немногочисленные  соплеменники,  ос  тавшиеся  умирать в джунглях,  да,  как

выяснилось, один грязный белый старик в Гуаякиле.

     Ксименес  был родом  из  Кито, и в  Гуаякиле  поселить доставленных  им

малолеток ему было негде.  Сам он снимал комнату в "Эльдорадо" - ту самую, в

которой позже поселились Селена Макинтош и ее  собака.  По совету полиции он

отдал девочек в приют по соседству с расположенной в центре города церковью,

где монашки  охотно согласились  заботиться  о них.  Тогда еще в городе было

достаточно еды для каждого.

     После  этого  Ксименес отправился в отель и  поведал обо всем  бармену,