под душем, относился к числу таких  людей, тогда как Крус - нет.  Копившиеся

всю  жизнь собственным горбом сбережения Круса, все  в местных сукре,  пошли

прахом.

     Он  завидовал  душевному подъему  команды  "Сан Матео",  отплывавшей на

родину,  к близким. Собственная его  семья  - беременная жена и  одиннадцать

детей  - в  страхе ожидала своей судьбы в  симпатичном домике неподалеку  от

аэропорта. Они  наверняка нуждались в его присутствии.  Тем не менее до сего

момента бросить вверенный его попечению корабль - какова  бы ни была причина

-  казалось  ему неким самоубийством, предательством собственных принципов и

высокой репутации, которыми он гордился.

     И  вот  теперь  он решился-таки оставить "Bahia de Darwin". Он похлопал

ладонью по перилам, ограждавшим солярий, и нежно проговорил по-испански:

     - Удачи тебе, моя шведская принцесса. Ты мне будешь сниться.

     Его поведение очень  напоминало случай Хесуса  Ортиса, который отключил

телефоны в отеле "Эльдорадо". Его крупный мозг до последнего скрывал от души

вывод, что для него настала пора совершить антиобщественный поступок.