якорной  цепи.  Это   ржавое  суденышко  превратилось  в   такую  постоянную

принадлежность  пейзажа, что  с  равным  успехом  могло  восприниматься как,

скажем, неподвижный утес. Но сейчас борт о борт с сухогрузом стоял небольшой

танкер, кормивший его - как киты кормят своих детенышей.  Из него по гибкому

трубопроводу подавалось  дизельное  топливо  - материнское молоко для  двига

теля "Сан Матео".

     А дело заключалось в  следующем: владельцы "Сан Матео" получили в обмен

на колумбийский кокаин крупную сумму в американских долларах и спекулировали

этими долларами в Эквадоре, скупая на них  не только дизельное топливо, но и

величайшую ценность из всех -  продовольствие, горючее для жизни людей.  Так

что международная торговля в значительном объеме еще продолжалась.

     Крус был не  в силах  угадать  все детали  махинации, благодаря которой

появилась возможность заправить "Сан Матео" и загрузить его продовольствием,

но, что совершенно точно, размышлял о коррупции  вообще.  Ход мыслей его был

следующим:  всякий, кто обладает  конвертируемым богатством, заслуживает  он

того  или нет, может позволить  себе все, что захочет. Капитан, плескавшийся