согбенную, какой суждено было стать Мэри  Хепберн к концу жизни. А застрелил

я ее  за то, что та  уложила  моих лучшего друга и  злейшего  врага  во всем

взводе - одной ручной гранатой.

     Этот  эпизод  заставил  меня  пожалеть,  что  я  живу,  и  позавидовать

бездушным камням. В  тот момент я предпочел бы быть камнем, подвластным лишь

законам Природы.

x x x

     Прямо  из аэропорта  капитан  отправился на свой корабль, не заезжая  в

отель повидаться с братом. На протяжении всего долгого перелета из Нью-Йорка

он пил шампанское, и поэтому теперь у него раскалывалась голова.

     Когда  же мы оказались на борту "Bahia de  Darwin", мне стало очевидно,

что его  капитанские функции, как и полномочия адмирала запаса, носили чисто

церемониальный   характер.  Заниматься  навигацией,   инженерной  частью   и

дисциплиной  команды обязан был кто-то другой  -  покуда  капитан общается с

видными фигурами  из числа пассажиров.  Как обращаться  с кораблем,  он знал

слабо  и полагал,  что  и  не  должен  слишком хорошо  в  этом  разбираться^

Знакомство  его  с Галапагосскими островами было также весьма фрагментарным.