Фениксе, штат Аризона.

     Последний звонок, который Кинг сделал перед уходом из своего офиса, был

данью человеку, успевшему  за  последние десять  месяцев  стать его  близким

другом:  доктору  Теодоро  Доносо,   поэту  и  врачу  из  Кито,  являвшемуся

представителем  Эквадора  в Организации Объединенных Наций. Свою медицинскую

научную  степень  тот  получил в  Гарварде. Несколько  других эквадорцев,  с

которыми  Кингу довелось иметь  дело, также обучались в Соединенных  Штатах.

Капитан  "Bahia  de Darwin", Адольф фон  Клянет,  закончил  Военно-  морскую

академию  США  в  Аннаполисс.  Брат  капитана,  *3игфрид,  был   выпускником

Корнелловской гостиничной школы в Итакс, штат Нью- Йорк.

     На другом конце,  в посольстве раздавался многоголосый шум,  словно там

шло буйное веселье. Доктор Доносо приглушил его, закрыв дверь.

     - Что у вас празднуют? - спросил Кинг.

     - Это  фольклорный балет,- пояснил посол,-  репетирует  огненный  танец

канка-боно.

     - Они еще не знают, что путешествие отменено? - поинтересовался Кинг.

     Оказалось,  знают.  И намерены  остаться в  Соединенных  Штатах,  чтобы

зарабатывать  доллары для своих домашних, оставленных в Эквадоре, исполняя в

ночных  клубах  и  театрах  свой  коронный  номер,  прославленный  рекламной

кампанией Бобби Кинга: огненный танец канка-боно.

     - Среди них есть хоть один настоящий канка-боно? - вновь спросил Кинг.

     - Насколько я могу  догадываться, во всем свете  не  осталось ни одного

настоящего канка-боно,- ответил посол, написавший в свое время стихотворение

в  двадцать  шесть строк под названием "Последний канка-боно". Стихотворение

было посвящено исчезновению этого маленького племени,  обитавшего во влажных

лесах Эквадора. В начале произведения в живых еще насчитывалось  одиннадцать

канка-боно,  в финале  же оставался лишь  один,  да и  тот  чувствовал  себя

неважно.  Однако  то  было  всего лишь  упражнение  творческой фантазии, ибо

автор, как и  большинство эквадорцев,  сроду не видел  живого канка-боно. Он

слышал, что  численность  племени упала  до  четырнадцати  человек,  так что

окончательное   вымирание  его   под  натиском   цивилизации  представлялось

неизбежным.

     Откуда  ему  было  знать, что  не  пройдет  и  века, как в  жилах  всех

человеческих существ на Земле будет  течь преимущественно кровь канка-боно -

с небольшими добавками фон Кляйста и Хирогуши.

     И этот поразительный поворот  событий произойдет в значительной степени

по  вине  одного   из   двух  совершенных   "никто"  в   списке   участников

"Естествоиспытательского  круиза  века".  А  именно -  Мэри Хепберн.  Вторым

"никто" был ее муж,  также сыгравший решающую роль  в  судьбе человечества -

благодаря тому, что накануне  собственного вымирания  он  забронировал одну-

единственную дешевую каюту под ватерлинией.