стенами".  Это  зрелище,   писал  он,  живо   напомнило  ему  "...те   места

Стаффордшира, где больше всего расположено литейных печей".

x x x

     В баре "Эльдорадо", в обрамлении полок и бутылок, висел напротив стойки

портрет Дарвина  -  увеличенная репродукция  стальной гравюры,  где  он  был

изображен не  молодым  человеком во  время экспедиции на острова, а дородным

отцом  семейства,  уже по возвращении в  Англию, с  бородою,  пышной, словно

рождественская  елка.   Тот  же   самый  портрет  красовался  на  футболках,

выставленных  на продажу в гостиничном магазинчике, и Уэйт купил  себе пару.

Так  выглядел Дарвин  в  то  время,  когда  друзья  и  родственники  наконец

уговорили его изложить  на бумаге свои познания  о  том, как различные формы

жизни  повсюду, включая его  самого, его  друзей и родственников  и даже его

королеву, приобрели вид, какой они имели  в девятнадцатом веке. В результате

тот настрочил  самый  широкий по общественному воздействию  -  за всю  эпоху

великих больших мозгов - научный труд. Трактат этот, более чем любой другой,

способствовал  стабилизации изменчивых человеческих представлений о том, как