тушатся у нее внутри. При  этом она, как и прежде, продолжает глядеть  прямо

перед собой, в никуда - с той единственной разницей, что теперь  изо  рта ее

время от времени выплескивается нагревающаяся морская вода.

     За  тот  миллион лет, что  я провел  на архипелаге, закон естественного

отбора  оказался не в  силах ни усовершенствовать, ни  ухудшить  эту систему

выживания.

x x x

     Кингу было известно, что  шесть человек все-таки  приехали в Гуаякиль и

находились  в данный  момент в  отеле "Эльдорадо",  не потеряв  еще  надежды

отправиться  в "Естествоиспытательский  круиз века". Это также было для него

некоторым потрясением. Он полагал, что те, кто самостоятельно заказывал туда

билеты, наверняка  остерегутся  приезжать, поскольку  вести из Эквадора были

столь тревожными.

     Он знал имена всех шестерых. Одно из них - канадца Уилларда Флемминга -

абсолютно ничего  ему не говорило. Речь шла,  разумеется,  о  Джеймсе Уэйте.

Кингу было  невдомек, как тот  оказался в  списках пассажиров, который,  как

предполагалось,- за исключением Мэри  Хепберн и японского ветеринара с женой

- должен был состоять сплошь из  журналистов  и влиятельнейших законодателей