17

     На острове Манхэттен рекламщик-профессионал среднего возраста  созерцал

крах своего шедевра - "Естествоиспытательского круиза  века". Он только  что

переехал в свой  новый офис, в опустевшем  помещении под самым сводом здания

"Крайслср", где  ранее размещался выставочный зал фирмы по изготовлению арф,

которая обанкротилась - как Илиум и Эквадор, Филиппины и Турция и так далее.

Звали его Бобби Кинг.

     Он находился в том же часовом поясе, что и Гуаякиль, и линия, опущенная

строго на юг  из глубокой  складки на  его брови,  уперлась бы в  еще  более

глубокую складку, рассекшую бровь *Эндрю  Макинтоша.  Тот в Гуаякиле пытался

криком вдохнуть  жизнь в отключенный телефон. С равным успехом *Макинтош мог

бы прижимать к своей квадратной голове чучело галапагосской морской игуаны и

все требовательней орать: "Алло! Алло!"

     У  Бобби Кинга же на столе и  впрямь стояло  чучело игуаны, и он не раз

развлекал того или иного посетителя тем, что, притворившись, будто перепутал

чучело с телефоном, подносил его к уху и произносил: "Алло! Алло!"

     Однако  теперь ему,  конечно, было не до шуток. По-своему  он сделал не