здоров, тогда как его  брат - болен. По  крайней мере бедному *3игфриду хотя

бы предстояло  страдать  недолго.  Помешательство  его  началось, когда  ему

оставалось всего несколько часов жизни: в четверг, 27 ноября  1986 года.  Он

стоял  за стойкой бара  в  "Эльдорадо",  перед ним  сидел Джеймс  Уэйт, а за

спиной у  него  висел  портрет  Чарльза  Дарвина, когда  его  самый надежный

служащий,  Хесус  Ортис,  прошел  мимо   бара  к  выходу,  чем-  то  страшно

расстроенный.

     Именно в  этот  момент  большой мозг  *3игфрида  на  миг  погрузился  в

безумие, после чего опять вернулся к прежнему, нормальному состоянию.

x x x

     На ранней стадии  этой болезни -  единственной,  которую  суждено  было

пережить несчастному,- он еще мог осознать в душе, что мозг  его  становится

опасен, и усилием воли поддерживать видимость психического здоровья. Поэтому

он не подал вида и попытался вернуться к своим обычным делам, завязав беседу

с Уэйтом.

     - Какова ваша  профессия,  мистер  Флемминг?- спросил  он.  Слова  эти,

произнесенные  *3игфридом,  мучительно отдались у  него  в  ушах,  точно  он

прокричал их во всю глотку в пустую железную трубу. Слух его стал болезненно