34

> > Я не захотел ничего рисовать миссис Берман, и она сказала: - О, вы просто упрямый мальчишка! - Нет, упрямый старый джентльмен, который  изо  всех сил оберегает своеоинство и чувство самоуважения. - Ну, пожалуйста, скажите только, какого рода вещь в амбаре - животные,и, минералы? - не унималась она. - Все вместе. - Большое? Я ответил правду: - Восемь футов высотой и шестьдесят четыре длиной. - Опять вы меня дурачите, - решила она. - Конечно, - не возражал я. В  амбаре  было  восемь  натянутых  на  рамы и  загрунтованных  холстовером восемь  на  восемь футов,  поставленных впритык  друг к  другу. Всете  - я  ей не соврал - занимало поверхность  протяженностью  шестьдесятре фута.  Это  сооружение походило на  ограду, разделявшую  амбар на двеых части, и не падало, потому что сзади его подпирали деревянные брусья.были те самые полотна, которые  осыпались и потеряли  краску, а когда-тоались моим самым знаменитым, а потом самым печально  знаменитым детищем,шавшим,  а  потом превратившим в  посмешище  вестибюль одной компании най авеню - "Виндзорская синяя 17".>

x x x

> > Вот как я снова стал их обладателем за три месяца до смерти Эдит. Их нашли под замком на самом нижнем из трех подземных этажей небоскребамото, которое раньше принадлежало компании ДЖЕФФ. Опознала их по кое-гдеевшим  остаткам  Сатин-Дура-Люкса пожарный инспектор  страховой компаниимото,  которая  осматривала  подвалы  с  целью   выяснить,  нет  ли  там-нибудь пожароопасного.  Обнаружила запертую стальную  дверь, и никто не, что за ней. Инспектор получила разрешение взломать дверь. Это была женщина, причем, она  сказала  мне  по  телефону, первая женщина  пожарный  инспектор  вании, да к тому же еще негритянка. - Сразу двух зайцев  убила,  - рассмеявшись,  сказала она. Очень  у неетный был смех. Ни злобы, ни издевки.  Предложив вернуть мне полотна, так компанию Мацумото они не интересуют, она думала лишь о  том, что  доброадает. - Кроме меня, всем это безразлично, так что вы  уж скажите, что делать.да, доставку вам придется взять на себя. - А как  вы догадались, что  это такое? - спросил я. Оказывается,  она,ь  в  школе  медсестер  в Скидморколледже, выбрала в  качестве одного изльтативных курсов "Понимание  искусства". Получила диплом медсестры, какя первая жена Дороти, но вскоре бросила это занятие, потому что доктора,е  словам, относились  к ней как к идиотке и рабыне. Кроме того, рабочий был очень  длинный, и платили неважно, а у нее сирота-племянница,  и неко  деньги нужны,  но приходится и  время выкраивать,  чтобы девочка  неала. На лекциях по истории искусства им показывали слайды выдающихся картин,ва  слайда  были  - "Виндзорская  синяя  17" до и  после того,  как  онаалась. - Это ваш преподаватель ее выбрал? - спросил я. - Хотел немножко оживить свой курс. Уж очень он был серьезный.>

x x x

> > -  Так нужны вам  эти холсты? - спросила  она.  Я молчал, и она  началаать в трубку: - Алло? Слышите меня? - Простите,  - сказал я. - Вам  кажется,  должно быть, что  это  вопростой, но мне сложно вам ответить. Словно ни с того ни с сего прямо с небаонили и осведомились, взрослый я или еще ребенок. Если  такие  безобидные  вещи,  как  прямоугольники натянутых  полотен,обны  повергнуть  меня   в   такую   растерянность,  пробуждая   чувствоащения,  да,   отвращения  к  миру,  загнавшему  человека   в  положениеачника  и посмешища, значит, я еще ребенок, несмотря на свои  шестьдесятмь лет. - Ну, так я жду вашего ответа. - Сам  бы хотел поскорей его услышать, - сказал я