x x x

> > Шарж  я  покрыл  несколькими  слоями  "Венгерской рапсодии"  и  наложилсы, которые были чисто абстрактной живописью, а для  меня, хоть никто об  не  знал, означали десять оленей  на  опушке леса. Олени находились  уго края. Справа я нанес вертикальную красную полосу, для меня - опять жейне для всех - это была душа охотника, который целится в оленя. Я назвалину "Венгерская рапсодия б", и ее купил музей Гугенгеймл. Картина находилась в запаснике, когда, как и  другие мои работы, началааться.  Хранительница  запасника,  случайно  проходившая  мимо,  увиделасы и хлопья Сатин-Дура-Люкс  на  полу  и  позвонила спросить,  как можнотановить картину и  что было не в порядке с хранением. Не знаю,  где она в прошлом году, когда мои картины  начали  осыпаться,  о чем тогда былоо разговоров.  Но она  проявила  готовность  признать, что, возможно,  ве не соблюдается нужная влажность или какие-то другие условия. Брошенныйи и  окруженный  неприязнью, я  жил в то время, забившись, как зверек, в картофельный амбар. Но телефоном все-таки пользовался. -  И  еще меня  поразила, -  продолжала  женщина,  - какая-то  огромнаява, которая выступила на полотне. Разумеется, это был нарисованный грязными пальцами шарж на Шлезингера. - Известите Папу Римского, - сказал я. - Папу? - Да, Папу. Может, это такое же чудо, как Туринская плащаница, а? Читателям  помоложе  следует объяснить, что Туринская плащаница - кусокта,  в который  был завернут  покойник,  а  на  этом  холсте  сохранилсячаток  взрослого  мужчины,  распятого  на  кресте,  по  заключению  рядаетентных  современных ученых, около  двух  тысяч лет назад. Очень многиеют, что в  плащаницу было завернуто  тело  Иисуса Христа, и плащаница  -ная святыня собора Сан Джованни Баттиста в Турине. Вот  и  я подшутил  над  гугенгеймовской  дамой - уж не лицо ли  Иисусатупило на полотне, чтобы предотвратить третью мировую войну. Но она на шутку не отреагировала. -   Да,  я  не  откладывая   позвонила  бы  Папе,   если   бы  не  однооятельство. - Какое же? - Дело в том, что у меня был роман с Полом Шлезингером.>

x x x

> > Как и всем пострадавшим, я предложил ей в точности переписать для музеяину более прочными  красками, использовав материалы,  которые  навернякаживут улыбку Моны Лизы. Но  музей  Гугенгейма,  как и все  остальные, отверг  это  предложение.му  не  хотелось  испортить курьезную сноску, которой  я стал  в историиписи. Еще чуть-чуть повезет и попаду в словари, где обо мне напишут:> кар-а-бек-ян, (муж. род, по имени Рабо Карабекян, США, XX в., художник)аско, которое терпит человек, когда по  причине собственной глупости илиомыслия,  или  того  и  другого, полностью  гибнут  плоды  его  труда  итация.>