x x x

> > На следующее утро Мерили слушала по радио сообщение о Перл-  Харборе. Вдаче  говорилось  о почти  семи  тысячах американцев, живущих в  Италии.ально  отношения  между странами  еще не были разорваны, и  американскоельство,  пока  еще  функционировавшее,  заявило,  что изыскивает способыавить  в  Соединенные Штаты  по  возможности всех  -  и  при  первой  жеожности.   Правительство  Италии   со  своей  стороны  обещало  всяческиобствовать  их отправке,  хотя  причин  для  массового бегства не  было,ольку  "между   Италией   и  Соединенными   Штатами   существуют  тесныерические и  кровные связи  и разрыв  их  -  в  интересах  только евреев,унистов и загнивающей Британской империи". Тут к  Мерили  вошла горничная, в  очередной  раз  сообщив,  что  опятьй-то рабочий интересуется, не  подтекают ли старые газовые трубы у нее вьне,  а следом  вошел  сам рабочий, в комбинезоне  и с инструментами. Онл  обстукивать  стены,  принюхивался, бормотал  что-то по-итальянски.  Аа  они  остались  вдвоем,  он,  продолжая  стоять  лицом  к стене,  тиховорил по-английски, с акцентом, выдающим уроженца Среднего Запада. Оказалось,  что он из военного министерства Соединенных Штатов  - в  тоя  оно  называлось Министерством обороны. Шпионская служба тоже  входилаа в это  министерство. Он понятия не  имел, симпатизирует она демократиифашизму, но счел своим гражданским долгом попросить ее остаться в Италиистараться сохранить добрые отношения с людьми в правительстве Муссолини. По  ее  словам,  Мерили  впервые  тогда подумала  о  своем  отношении ккратии и фашизму. И решила, что демократия звучит лучше. - А зачем мне оставаться и делать то, что вы просите? - спросила она. - Как знать, а вдруг вам станут известны очень ценные для нас сведения,ветил он. - Как знать, а вдруг вы сумеете оказать услугу своей родине. - У меня ощущение, будто весь мир вдруг сошел с ума, - сказала она. А он ответил,  что мир  давно уже  превратился не то в тюрьму, не то  вам. И тогда, в доказательство того, что мир сошел с ума, она рассказала проаз Муссолини своему министру культуры жениться на ней. Вот, по словам Мерили, как он отреагировал: -  Если  в вашем сердце есть хоть капля любви к Америки,  вы выйдете за. Так дочь шахтера стала графиней Портомаджьоре.>