напились, и пожар начался, по-видимому,  из-за их неосторожности, за чтодали  два  года  принудительных работ  без  оплаты  и  лишили льгот  приьнении со службы. Насчет медалей:  Мерили я  сказал, что получил то, что мне причиталось,ольше и не меньше. Терри Китчен, кстати, страшно завидовал моей Солдатской медали.  У него Серебряная звезда, но он  считал,  что  Солдатская медаль в  десять разее.>

x x x

> > - Когда  вижу человека с медалью, так бы  и  расплакалась, обняла его иала:  "Бедный ты  мой, сколько  ж тебе  пришлось  вынести, чтобы  жена сшками спокойно жили". И  еще  она  сказала,  что  ей  всегда хотелось  подойти к Муссолини, урого орденов и медалей было столько, что места на мундире не  хватало, исить:  "Раз вы  совершили  столько подвигов, как  это  от вас еще что-толось?" А потом она припомнила проклятую мою фразу в разговоре по телефону. - Значит,  говоришь,  на  войне  от  женщин, как от вшей, недостатка не? Только вычесывать успевай. Извини, говорю, мне очень жаль, и в самом деле, напрасно я это сказал. - Никогда раньше не  слышала этого выражения, - сказала она. - Пришлосьдываться, что оно значит. - Да забудь ты это. -  Знаешь,  что  я  подумала?  Подумала, что тебе  встречались женщины,рые за кусок хлеба для  себя и  детей  своих да стариков на все  пойдут, мужчины или погибли, или воевали. Ну что, правильно? - О Господи, хватит, - простонал я. - Что с тобой, Рабо? - Достала ты меня, вот что.>

x x x

> > -  Вообще-то не трудно  было догадаться,  - сказала она. - Ведь,  когдаа, женщины всегда оказываются в таком положении, в этом вся штука. Войнао всегда мужчины против женщин, мужчины только притворяются, что дерутся с другом. - Бывает, что очень похоже притворяются, - сказал я. - Ну  и что, они ведь знают,  что о тех, кто лучше других притворяется,шут в газетах, а потом они получат медали.>

x x x

> > - У тебя обе ноги свои или есть протез? - Свои. - А Лукреция, служанка, которая тебе дверь  открыла,  потеряла и глаз и. Я думала, может, и ты потерял ногу. - Бог миловал. -  Так вот.  Однажды утром Лукреция пошла к  соседке,  которая наканунела,  отнести  два  свежих  яичка,  надо было через  луг  перейти.  И онаупила на мину. Чья это была мина, неизвестно. Известно только,  что  этоких рук дело. Только мужчина способен придумать и закопать в землю такуюоумную штучку. Прежде, чем уйдешь, попробуй уговорить  Лукрецию показать все медали, которыми она награждена. И добавила: - Женщины ведь ни на что не  способны, такие тупые, да? И  в землю  онико зерна закапывают,  чтобы выросло что-нибудь съедобное или красивое. И кого гранатой не запустят, разве что мячом или свадебным букетом. Окончательно сникнув, я сказал: -  Хорошо,  Мерили,  ты своего  добилась.  В  жизни не чувствовал  себянее. Надеюсь,  Арно достаточно глубока, вот возьму  и  утоплюсь. Позвольвернуться в гостиницу. - Оставь пожалуйста, - сказала она. - По-моему, я просто заставила тебяотреть на собственную  персону  так, как все мужчины смотрят на  женщин. это мне удалось, то очень хотела бы, чтобы ты остался на обещанный чай.знает? А вдруг мы опять станем друзьями?>