22

> Репортаж из настоящего: Пол Шлезингер отправился в Польшу - нашел куда.реннем выпуске "Нью-Йорк тайме" сегодня написано, что его направила туданеделю  международная  организация  писателей  "ПЕН-клуб"  -  в  составегации, цель которой изучить на месте положение преследуемых собратьев по. Может  быть, поляки ответят взаимностью и  вникнут в его положение? Ктописателей более достоин  сожаления:  тот, которому  выворачивает  руки икает  рот  полицейский,  или  живущий  в  условиях  полной  свободы,  носавшийся так, что ему больше совершенно нечего сказать?>

x x x

> > Репортаж из  настоящего: вдова  Берман водворила  в  самый  центр  моейиной старомодный биллиардный стол, отправив стоявшую там мебель на складоры  "Все  для  дома. Хранение и  доставка". Не стол,  а настоящий слон,й тяжелый, что пришлось поставить в подвале опорные столбы, иначе он могалиться вниз, на банки с Сатин-Дура-Люксом. В биллиард я не играл с  армейских времен, да  и тогда играл слабовато.ы бы видели, как миссис Берман с любой позиции вгоняет шар в лузу! - Где вы научились так играть? - спросил я. Она  рассказала, что после самоубийства отца бросила школу  и, чтобы неязнуть в беспорядочных связях и не спиться в Лакаванне,  по десять часоводила за биллиардным столом. Впрочем, меня она играть не заставляет. И никого другого - тоже. Думаю,и в Лакаванне с  ней никто не играл. Но происходит странная вещь.  Вдругадает ее убийственная  собранность, на нее находит приступ зевоты, потомначинает скрести себя то тут, то там, будто у нее приступ чесотки. Тогдаотправляется в постель и на следующий день спит до полудня. Ну и меняется же у нее настроение, никогда такого не видал!>

x x x

> > Но как  же  насчет тайны  картофельного  амбара, ведь в  этой  рукописиько намеков? А если  Цирцея Берман прочтет ее и догадается  обо всем? Недается. Она обещаний  не  нарушает, а когда я начинал писать, обещала, что, какко  я перевалю за сто пятидесятую страницу, если такое произойдет, она встве награды предоставит мне полное уединение в этом кабинете. Когда  я настолько продвинусь, если продвинусь, сказала  миссис Берман,мы с книгой станем сокровенными  друзьями,  то  вторгаться ей будет  ужеилично.  Думаю,  очень  приятно  упорной  работой  добиться определенныхилегий,  знаков уважения, но хотелось бы спросить, кто  она такая, чтобыаждать меня или наказывать, и что, черт  возьми, тут такое - детский сад концентрационный  лагерь?  Ее  я  не спрашиваю  -  еще  лишит меня всехилегий.>

x x x

> > Вчера   днем   посмотреть  мою  замечательную  коллекцию  приехали  двалеватых    молодых   немецких    бизнесмена.   Типичные    представителинацистской деловой Германии,  для  которых история начинается  с чистогоа,  и  сами  они  такие  новенькие, прямо с  иголочки. По-английски  онирили  с  аристократическим  британским произношением,  как когда-то  Дэнори,  но сразу спросили, понимаем ли  мы с Цирцеей  по-немецки. Конечно,няли, можно ли им переговариваться друг с  другом, чтобы мы не понимали.тветили - нет, хотя Цирцея свободно  говорила на идиш,  так что  неплохомала по-немецки, да и я тоже - наслушался ведь, когда был военнопленным. Вскоре мы догадались, что их интерес к моим картинам -  только предлог.самом  деле  интересует  их  моя недвижимость.  Приехали  взглянуть,  нехлел  ли  я, не в  маразме  ли, а может,  у меня семейные  или  денежныеядицы,  и  тогда  они живехонько меня облапошат и выкурят  с  бесценногорежья, а сами тут же понастроят коттеджики и будут их сдавать в наем