19

> > Мир держится почти  целиком на вере, не важно,  основана  она на истинена заблуждении, и  в молодости я верил,  что  организм здорового мужчинырабатывает неизвергнутую сперму в  вещества, которые делают его сильным,лым, смелым и  способным к  творчеству.  Дэн  Грегори тоже  в это верил,ли и мой отец, и армия Соединенных Штатов, и бойскауты Америки, и Эрнестнгуэй. И я,  заходя  далеко  в  своих эротических фантазиях, представлял близость с Мерили, вел себя порой так, будто между нами что-то есть, ноэто  лишь для  того,  чтобы выработалось  побольше  спермы,  а из  нее -отворно влияющих на мужчину веществ. Потерев  ноги о ковер, я кончиками пальцев неожиданно касался шеи, щекизапястья Мерили, ее ударяло током. Своеобразная порнография, а? Еще я  уговаривал  ее  улизнуть  со  мной и  сделать такое, отчего  Дэнори,  узнай он об этом, пришел бы в бешеную ярость,  - а именно  пойти вй современного искусства. Однако она явно не собиралась поощрять мои эротические поползновения, я нее  был  просто собеседник, порой забавный. Она  любила  Грегори,  этоервых, а вовторых, благодаря ему мы могли без особых потрясений пережитькую депрессию. А это главное. А  между  тем мы  наивно доверялись искусному  соблазнителю, против чаррого были беззащитны. И было  слишком поздно давать задний ход, когда мыли, как далеко зашли. Хотите знать, какому соблазнителю? Музею современной живописи.>

x x x

> > Мои успехи, казалось, подтверждали  теорию чудодейственных витаминов, врые превращается  неизрасходованная  сперма. На побегушках  у Грегори  яился с ловкостью обжившей канализацию  крысы добираться на Манхеттене ота к  месту кратчайшим  способом. Я во много раз  увеличил  свой словарь,ив  названия  и функции всевозможных организмов  и вещей.  Но вот  самоеясающее  достижение:  мастерскую Грегори  в  мельчайших  подробностях  ясал всего за шесть месяцев!  И  кость  получилась костью, мех  -  мехом,сы - волосами, пыль  -  пылью, сажа - сажей,  шерсть - шерстью, хлопок -ком,  орех -  орехом,  дуб  -  дубом,  и  железо, сталь  - все  было каковалось, и лошадиная  шкура была лошадиной,  коровья  - коровьей, старое старым, новое - новым. Вот так. И  вода,  капавшая из люка в потолке, не  только как настоящаявала ощущение  сырости,  мало  того: в каждой  капельке, если посмотретьз лупу, отражалась вся эта проклятая студия! Неплохо! Неплохо!>

x x x

> > В голову  только что,  Бог знает  откуда,  пришла мысль: не древняя ли,и  универсальная вера,  что  сперма  может быть преобразована в полезноетвие, подсказала очень похожую формулу Эйнштейна: "Е = МС2?>

x x x

> > - Неплохо, неплохо, - проговорил Грегори, глядя  на картину, и я решил,у  него  такое же  чувство, как у Робинзона Крузо, обнаружившего, что нам острове он больше не один. Теперь придется считаться со мной. И тут он сказал: -  Неплохо - это  ведь  то  же самое, что  неважно, а  то и  еще  хуже,асен? Прежде, чем  я успел сформулировать ответ, картина  полетела в пылающийн,   тот  самый,  на  полке  которого  лежали   черепа.   Шесть  месяцевотливого труда мгновенно вылетели в трубу. Совершенно ошеломленный, прерывающимся голосом я спросил: - Что в ней плохого? - Души в ней нет, - ответил он с явным удовлетворением. Итак,  я  попал в рабство к новому Бескудникову, граверу Императорскоготного двора!>

x x x

> > Я понимал, чем он недоволен, и его недовольство не выглядело смешным. Винах самого  Дэна  Грегори вибрирует  весь  спектр его  чувств -  любви,висти,  равнодушия,  какими бы  старомодными  ни  казались  эти  чувствадня