о том, чтоа - это сущий ужас, и теперь уже никакие  романтические картины, книжки,казы из истории  никого, слава Богу,  не одурачат  и не втравят в  новуюу. Теперь,   разумеется,  можно   купить  для   своего  малыша  автомат  стиковым штыком в ближайшем магазине игрушек.>

x x x

> > Шум  снизу  возвестил  о  возвращении  Мерили.  Но  я,  так  многим  ейанный, не поспешил вниз приветствовать ее. И кухарка, и моя первая жена,рно, были правы: я всегда с подозрением  относился к женщинам. Возможно,положила сегодня утром за завтраком Цирцея Берман,  я и свою мать считалиной без веры: взяла и померла, обо мне не подумав. Может, и так. Короче говоря, Мерили послала за мной, и я вел себя очень  сдержанно. Яе знал, что  Грегори из-за  этих красок и холстов ее чуть на тот свет неавил. Но если бы  и знал,  все равно  бы держался сдержанно.  Вести себяе  эмоционально  и  свободно  мне,   помимо   прочего,  мешало  ощущениетвенной бездомности, бессилия и неискушенности. Я был недостоин ее, ведьбыла прекрасна, как Мадлена Керолл, самая красивая из кинозвезд. Она,  должен  сказать, тоже  держалась  со  мной сдержанно  и  холодно,ожно, отвечая формальностью на формальность. Кроме того,  была,  видимо, одна   причина:   она  хотела  показать   мне,   Фреду,  Грегори,  этойрке-гермафродиту и всем остальным, что заставила  меня  проделать путь сдного побережья не из-за какого-то вздорного каприза. Ах, если  бы  я  мог вернуться  назад на машине  времени, какую бы я ейсказал невероятную судьбу: "Ты  останешься  такой  же прекрасной, как сейчас, но  будешь  гораздо,здо  мудрее,  когда мы встретимся во Флоренции,  в  Италии, после второйвой войны. Чего ты только не переживешь во время этой войны! Ты с Грегори и Фредом  отправишься в Италию, Фреда  и  Грегори убьют  вении  при  Сиди-Баррани в  Египте.  Потом  ты завоюешь  сердце  министратуры  при  Муссолини,  графа  Бруно Портомаджьоре, оксфордца, одного  изнейших землевладельцев Италии.  К тому  же  окажется,  что всю войну  онлавлял британскую шпионскую сеть в Италии".>

x x x

> > Кстати, когда  я побывал у  нее во дворце после войны, она показала мнеину, подаренную ей мэром Флоренции.  На картине  изображен  расстрел  ее фашистами незадолго до конца войны. Картина была  образцом  коммерческого китча, стиля,  в  котором  обычнотал Дэн Грегори, да и сам я мог, и до сих пор могу работать.>

x x x

> > Как она понимала свое  положение тогда,  в 1933 году, в  разгар Великойессии, обнаружилось, мне кажется,  в разговоре о пьесе Ибсена "Кукольныйquot;. Только что вышло новое  массовое  издание Ибсена  с иллюстрациями Дэнаори, так что мы оба прочли пьесу и много о ней говорили. Наиболее  выразительной  получилась   у  Грегори  иллюстрация  к  самойедней сцене: Нора, главная героиня,  покидает свой комфортабельный  дом,ополучную буржуазную семью, мужа, детей, слуг, решив, что должна обрести, окунувшись в  реальную жизнь,  и  только тогда  сможет стать настоящейрью и женой.>

x x x

> > Так  кончается  пьеса.  Нора  не  позволит  больше  опекать  себя,  какомощного несведущего ребенка. А Мерили сказала: -  А  по-моему,  это только начало  пьесы. Ведь  мы  так  и  не  знаем,ржала  Нора или  нет. Какую работу  могла  найти  тогда женщина? Нора жего не  знает, ничего не умеет. У нее  нет ни гроша  на еду, и пристанищакого.>

x x x

> > В точно такой же ситуации, конечно, находилась и Мерили. Как бы жестокоори  с  ней  ни  обращался, ничего,  кроме голода и  унижений, не  ждалошку за дверями его комфортабельного дома. Через несколько дней Мерили сказала, что с пьесой ей все ясно