12

> > Когда  Дэну  Грегори,  или Грегоряну - под  этим  именем жил  он Староме, - было пять  лет,  жена художника  Бескудникова,  который  гравировале   для  императорских  облигаций  и  бумажных  денег,  отобрала  его  утелей. Не  то  чтоб  она  его любила  -  просто  пожалела  беспризорноготочного зверька, ведь с ним так жестоко обращались. И сделала то же, чтола с бездомными кошками и собаками, которых иной раз притаскивала в дом,дала мальчишку на попечение слуг: пусть отмоют и воспитывают. - Слуги  ее относились ко мне так же, как мои к тебе, - сказал Грегори.осто лишняя работа, все равно что выгребать золу из печей, мыть ламповыела, выбивать ковры. По  его словам,  он наблюдал,  как удается выжить  кошкам и собакам,  иупал так же. - Животные  почти все время проводили в мастерской Бескудникова, позади, - рассказывал он. - Ученики и работники ласкали их и подкармливали, нутуда потянулся. Но я  мог делать  такое, чего  животные не могли. Усвоилязыки, на которых говорили в мастерской. Сам Бескудников учился в Англии Франции и  любил давать указания помощникам  то на одном, то  на другоме, не задумываясь, понимают они или нет. Вскоре я уже стал нужен, потому мог  перевести слова хозяина.  Польский, русский  я  знал  и без того -ился у слуг. - И армянский, - предположил я. -  Нет,  - ответил  он.  -  У своих пропойц-родителей я научился толькоть, как осел, и верещать, словно обезьяна, - да еще выть волком. Рассказывал, что он старался освоить все,  чем занимались в мастерской,ак и я, обладал уникальной способностью моментально улавливать сходство. - К десяти годам меня сделали учеником. К пятнадцати, - продолжал он, - стало очевидно, что у меня талант. Даже Бескудников почувствовал угрозу, поэтому дал  мне задание, которое все считали  невыполнимым. Он обещалвести меня в подмастерья,  если я от руки нарисую рублевую купюру - лицонанку - так,  что ее примут за настоящую торговцы на рынке, а у них глазый. Грегори усмехнулся. -  В те  времена фальшивомонетчиков  вешали как  раз там,  на  рыночнойади.>

x x x

> > Шесть  месяцев  потратил юный Грегорян на банкноту, и  все работавшие верской  сочли ее  безупречной. А  Бескудников  сказал, что  это  детскийт, и разорвал ее на мелкие кусочки. Грегорян  сделал рубль  еще  лучше,  снова провозившись шесть  месяцев.удников заявил,  что вторая банкнота  вышла  еще хуже  первой,  и бросилжку в огонь. В третий раз Грегорян бился над своим рублем целый год и сделал его ещее. Все это время  он, разумеется,  исполнял  свои обычные обязанности поерской  и  по дому. Кончив третью подделку, он положил ее  в  карман.  Ато нее показал Бескудникову настоящий рубль, с которого копировал. Как  он и  ожидал,  старик  опять поднял его на  смех.  Но прежде,  чемудников успел  уничтожить  рубль, Грегорян  выхватил у  него банкноту  ижал на рынок.  Там на этот, настоящий рубль он  купил коробку  сигар, дазаверил табачника, что рубль  уж точно настоящий, ведь он из  мастерскойраторского денежного гравера Бескудникова. Бескудников пришел в ужас, когда мальчик вернулся с сигарами. Он  вовсехотел, чтобы подмастерье пошел с подделкой на рынок. Возможность пуститьру в обращение была только  доказательством ее  совершенства. Он таращила,  лоб  покрылся  потом, дыхание  стало  прерывистым  - видно было, чтовек-то он  честный,  а поступал  так  с  учеником  просто  из  ревности.ому- то настоящий рубль, сделанный, между прочим, его одаренным ученикомравюре самого Бескудникова, показался ему подделкой. Что   теперь  было   делать  старику?  Табачник,  конечно,   распознаетшивку,  а  откуда  она  -  известно