Мысль доходит? - Думаю, да. - Если из коробочки, которую  мы называем радио,  слышна музыка,  - тутподошла и  постучала костяшками пальцев мне по темени, словно это радио,о ведь не значит, что внутри коробочки сидит симфонический оркестр? - Какое отношение это имеет к отцу и Терри? - Когда  они  вдруг  стали  заниматься  совершенно  новым  делом  и  ихвидуальность  тоже  начала меняться, -  сказала она, - может, они  вдругли принимать сигналы  с новой  станции, у которой совершенно другие идеиет того, что они должны думать и делать.>

x x x

> > Теорию,  что человек -  просто-напросто радиоприемник, я попробовал  на Шлезингере, и он обыграл ее так и сяк. - Значит, кладбище Грин-Ривер -  свалка ломаных приемников, - задумчивоал  он,  - а передатчики,  на которые они были настроены, все работают итают. - Такая вот идея, - сказал я. Он сказал, что последние двадцать лет его голова  принимает одни помехио-то вроде прогноза погоды на иностранном  языке, какого он и в жизни неал. А  его  жена, актриса Барбира  Менкен, незадолго  до  развода началаи себя так, будто надела  стереонаушники и слушает увертюру "1812  год".раз тогда  она из обыкновенной  хорошенькой статистки, любимицы публики,ращалась  в  настоящую  актрису.  Даже  перестала быть  Барбарой.  Вдругалась Барбирой. Пол  говорит,  что впервые узнал  об  ее новом имени  на бракоразводномессе,  когда  адвокат назвал  ее  Барбирой,  по буквам  продиктовав  имяографистке. Позже, в коридоре суда, Шлезингер спросил ее: - А что случилось с Барбарой? Она ответила, что Барбара умерла! И Шлезингер сострил: - Тогда, черт возьми, зачем же мы столько денег на адвокатов извели?!>

x x x

> > Я  уже говорил: нечто подобное случилось  и  с Терри  Китченом,  когда,вляясь   с   пульверизатором,   он  впервые   выпалил   струЈй   красноймобильной  краски  в кусок  старого оргалита, который прислонил  к стенеофельного амбара. Он тоже вдруг  стал  похож на человека, через наушникишивающегося  в  удивительно  прекрасные сигналы  какой-то  радиостанции,рой я не слышал. Ему нравилось возиться  только с красной  краской.  Две  банки  краснойки и  пульверизатор мы  купили  несколько часов  назад  в  авторемонтнойерской в Монтоке. - Нет,  ты  только  посмотри! Посмотри, как  выходит! -  восклицал  он,нув еще разок. - Как раз  в  это время он  собирался  покончить с живописью и вместе см  заняться юридической  практикой,  и  тут  мы купили пульверизатор,  -минал я. -  Барбира как раз собиралась бросить театр и завести ребенка, - сказалингер.  - И тут ей  дали роль Аманды  в  "Стеклянном  зверинце" Теннессиямса.>

x x x

> > Теперь задним числом я понимаю: радикальное изменение  личности с Терриеном произошло не тогда, когда он направил на доску первые струи краски,  тот  момент, когда  он  увидел продающийся со  скидкой  пульверизатор.веризатор случайно  заметил  я и  сказал,  что  он,  наверно, из военныхквидов,  потому  что в армии мы такие  же использовали для маскировочныхт. - Купи мне его, - сказал Терри. - Зачем? - Купи мне его, - настаивал он.  Нужен ему, и  все тут, хотя Терри даженал, для чего он, пока я не объяснил. Он был  из очень богатой старинной семьи,  но  денег никогда не имел, апредназначались для колыбельки малышу и  кроватки старшему сыну  в новый  который купил  я  в Спрингсе.  Вопреки желанию  домочадцев я  как  разрался перевезти семью из города в сельскую местность. - Купи мне его, - снова попросил Терри. И я сказал: - Ладно, успокойся. Куплю. Сказано - куплю.>

x x x

> > А теперь прыг в нашу добрую старую машину времени, и назад в 1932 год