а сюда придут русские, их повесят или расстреляют. - Не видно ни одной женщины, - сказала Цирцея. -  А  вы  посмотрите  повнимательнее. Половина  тех,  кто из лагерей, -ины, из  сумасшедших домов - тоже. Они  просто уже не  похожи на женщин.вам не кинозвезды. - Не видно ни одной здоровой женщины. - Опять ошибаетесь. И с этой стороны есть, и с этой - по углам, в самом. Мы подошли к правому краю. - Боже мой, - сказала она, - ну просто экспозиция в музее  естественнойрии. Так оно  и  было. Внизу на обоих концах -  по крестьянскому  дому, домарты  и  укреплены, как  маленькие крепости,  высокие  ворота  на запоре,ина  во дворе. Я даже нарисовал подземную  часть домов  в разрезе, хотелзать подвалы, как в музеях показывают подземные норы зверей. - Здоровые  женщины  прячутся  в подвалах,  где хранится  свекла, репа,офель.   Хотят   спрятаться  от  насильников,  если  вдруг  удастся,  ноаточно  слышали  про  другие  войны  и  понимают,  что  рано или  позднольники придут. - А название есть у этой картины? - Да, есть. - Какое? И я сказал: "Настала очередь женщин".>

x x x

> > - Или я сошла с ума, или это японский солдат, - сказала  она, показываяигурку, притаившуюся около развалин часовни. -  Верно.  Майор.  Видите  золотую  звезду  и две коричневые  полосы нааге левого рукава? И у него меч. Скорее умрет, чем отдаст его. - Удивительно, что там были японцы, - сказала она. -  Их не было, но я подумал,  что  хоть один на картине должен  быть, исовал. - Зачем? - Затем, что из-за японцев, а  не  только из-за немцев  мы, американцы,и скопищем несчастных  покалеченных вояк,  а ведь  после первой  мировойы мы так старались сделаться искренними ненавистниками всех войн. - А эта женщина - вон там лежит, она что, умерла? - Умерла. Она была старой цыганской королевой. -  Такая  толстая,  -  сказала  Цирцея.  -  Единственная  толстая,  да?льные - кожа да кости. -  Смерть  - это единственный способ  растолстеть в  Долине  Радости, -ал я.  -  Она  толстая, как  урод, каких показывают в  цирке, потому чтола уже три дня назад. - Долина Радости, - повторила Цирцея. - Или Мир, Небеса, Сады Эдема, Цветущая весна - называйте как хотите, -ал я. - Только рядом с нею никого нет. Она совсем, совсем одна, правда? -  Примерно  так.  Через три дня после смерти  люди  не слишком  хорошоут. Она  пришла первая в Долину Радости, совершенно одна, и почти  сразула. - Где же другие цыгане? - спросила она. - Со своими  скрипками, тамбуринами и ярко раскрашенными повозками? И стацией воров - кстати, вполне заслуженной.>

x x x

> > Миссис Берман рассказала мне легенду о цыганах, я ее раньше не слыхал. - Они  украли  гвозди  у  римских солдат,  которые  готовились  распятьта.  Когда  гвозди  потребовались, оказалось, они  таинственно  исчезли.не  их  украли,  а  Иисусу  и  всей толпе  пришлось ждать, пока  солдатыесут другие.  И после этого Бог разрешил цыганам красть  все, что  плохот. - Цирцея показала на королеву. - Она верила в эту легенду. Все цыганее верят. - Лучше б не верила. А может, и неважно, верила или нет, потому что всео умирала с голоду, когда пришла одна в Долину Радости. - Она пыталась украсть цыпленка на  ферме. Но крестьянин в окно спальниел ее и выстрелил из мелкокалиберки, которую держал под периной. Цыганкаала. Крестьянин  думал, что промахнулся, но он  не  промахнулся.  Пулькала ей в живот, она упала вот  здесь и умерла.  Через три дня пришли  мы,остальные.>

x x x

> > - Если она цыганская королева, где же ее подданные? - спросила Цирцея. Я объяснил,  что  даже  на вершине  власти  у королевы  было лишь сороканных, включая грудных младенцев