позаимствовал  строчку  из  Трумена  Капоте,  писателя,рый умер пять лет тому  назад,  - у него был дом всего  в  пяти  милях кду отсюда. - А не спутали ли вы пишущую машинку с пером писателя? Она мгновенно опознала источник его остроумия: - Трумен Капоте, - говорит. Шлезингер элегантно прикрылся. - Как знает каждый, - сказал он. - Лицо у вас доброе, а не то бы заподозрила, что вы меня разыгрываете. Но послушайте-ка,  что  она рассказала мне сегодня  утром за завтраком.ко  послушайте,  и тогда скажете,  кто  кого за нос водил за ужином, двели  назад:  миссис  Берман вовсе не дилетантка, которая вздумала  писатьрафию своего покойного мужа. Она все это просто  выдумала, чтобы скрыть,она и  зачем здесь.  Заставив меня  поклясться, что никому не скажу, онаналась: на  самом  деле в  Хемптон  она  приехала  собирать материал дляна о подростках из рабочей среды, живущих в курортных местах, куда летоми мультимиллионеров наезжают. И  это будет не первый ее роман.  Это будет  двадцать  первый роман  изи шокирующе откровенных и чрезвычайно популярных  романов для юношества,оторых несколько экранизированы. Она писала их под именем Полли Медисон.>

x x x

> > Я, разумеется, буду держать это в секрете, хотя бы ради того, чтобы Полингер не  повесился.  Если Пол,  все  кокетничавший - он, мол, настоящийтель, профессионал, - обнаружит, кто она такая, то поступит  так же, какой мой близкий друг, Терри Китчен. Руки на себя наложит. Если  с  коммерческой стороны  подойти,  на литературном  рынке  Цирцеяан по сравнению с Полом  Шлезингером все равно, что "Дженерал Моторс" понению с велосипедной фабрикой в Албании! Но об этом - ни гугу!>

x x x

> > В тот первый вечер она сказала, что тоже коллекционирует картины. Я спросил ее, какие, и она ответила - викторианские цветные литографии,нарисованы маленькие девочки на качелях. У нее их больше сотни, говорит,разные, но непременно с маленькими девочками на качелях. - Вы считаете - это ужасно? - спросила она. -  Ничуть, - ответил я, -  при условии,  что  вы  держите их  у себя  виморе и никому не показываете.>

x x x

> > В  тот первый вечер, помню,  она еще расспрашивала Шлезингера и меня, ам кухарку  с дочкой,  не знаем ли  мы доподлинных историй, когда местныешки из скромных семейств выходили за отпрысков богачей. Шлезингер сказал: - Я думаю, такого вы даже в кино теперь не увидите. А Селеста ответила: - Богатые женятся на богатых. Вы где жили-то все это время? Возвращаясь в прошлое, о котором, вообще говоря, должна бы рассказыватьэта книга: моя мать  подобрала  драгоценные камни,  вывалившиеся  из ртавой старухи, но из тех, что остались во рту, не взяла ни единого. Всякий рассказывая  эту историю, она обязательно подчеркивала,  что  ничего неивала изо рта. Все, оставшееся там, принадлежало той мертвой старухе. А  когда настала  ночь и убийцы  разошлись по домам, мать выкарабкаласьда.  Они  с отцом были  из  разных деревень  и познакомились, когда  обабрались через слабо охраняемую границу с Персией, милях в  семидесяти ота бойни. Персидские армяне  приютили их.  Потом они решили  вместе отправиться вет. Разговоры-то почти все  отцу приходилось вести, так как у матери ротнабит драгоценными  камнями.  Когда они добрались до Персидского залива, первый раз продала  кое-что из этих не оттягивавших  карманы  сокровищ,ы взять билеты на  маленькое грузовое судно, шедшее через Красное море в. А в Каире они  встретили мошенника Вартана Мамиго- няна - того самого,рый несколькими годами раньше в другой резне уцелел. -  Никогда  не доверяй  уцелевшим,  -  часто  предостерегал  меня отец,туя Вартана  Мамигоняна,  - пока  не выяснишь,  каким  это  образом  ониели.>