1

биография Рабо Карабекяна (1916-1988)>                     Посвящаю свою книгу Цирцее Берман. Что тут                    еще пояснять?>                                    Р.К. > > Поставив точку  в  своем  жизнеописании,  я  счел  благоразумным  беглотись по написанному обратным  ходом, и, вернувшись к началу, к моей, такать,  входной двери, приношу извинения прибывающим гостям: "Я обещал вамбиографию,  но кое-что пошло не так,  пока я  ее  стряпал. В  результатерафия  оказалась еще  и дневником минувшего беспокойного  лета! Но  еслидобится, можно в любой момент послать за пиццей. Входите же, входите".>

x x x

> > Я  -  бывший американский  художник  Рабо  Карабекян,  человек  с однимом.  Я родился  в  Сан-Игнасио,  штат Калифорния, в 1916  году  в  семьерантов. За эту автобиографию я принимаюсь спустя семьдесят один год. Длясвященных в древние тайны арифметики: сейчас, стало быть, 1987 год. Я не родился циклопом. Левого глаза я лишился незадолго до конца второйвой  войны  в  Люксембурге,  командуя  взводом саперов,  которые  -  вотпытно!  - в  гражданской  жизни  были  художниками  разных  направлений.ще-то мы занимались маскировкой, но  в то  время пришлось  сражаться  за  жизнь   как   самой  обычной  пехоте.  Взвод  сформировали  сплошь  изжников,  поскольку  кому-то  из армейских пришло в голову, что по  частиировки художники - то, что надо. И правильно: мы были то, что надо!  То, что надо!  Как мы дурили немцевми  мистификациями. Они и  понять не  могли,  что  для них  представляетность  в нашем расположении,  а  что  нет.  Да  к  тому же  нам  и  житьолялось  как  художникам,  чихать мы хотели  на  форму да на  всякие этиные  ритуалы.  Нас никогда  не включали в обычное  войсковое соединение,е, как дивизия или  там даже корпус. Приказы нам отдавал непосредственноный  штаб  Объединенных  экспедиционных сил,  который приписывал  нас тому  генералу,  то  другому,  а  они  уже были  наслышаны о  том,  как мыивника  сбиваем  с  толку.   Генерал  этот  ненадолго  становился  нашимоном, снисходительно держался, почти всегда восторгаясь нами, и  в концеов испытывал признательность. И мы были нарасхват. Поскольку  в армию  я  записался и  стал  лейтенантом  за два  года  допления Соединенных Штатов в войну, то к концу ее должен бы  бы  получитьие  подполковника,  не  меньше.  Но,  дослужившись до  капитана,  я  самзался от  повышений - не хотел  расставаться со своей  славной семьей изцати  шести человек.  Это был первый мой  опыт с  такой  большой семьей.ой   возник  после   войны,  когда  я  сблизился  с  теми  американскимижниками,  которые  теперь  вошли  в  историю  искусства  как  основателирактного  экспрессионизма. И не только  сблизился, но и ни  в  чем им непал.>

x x x

> > У матери моей и отца там, в Старом Свете, семьи были побольше, чем эти, конечно, у них в семьях все  друг с  другом в кровном родстве состояли.твенников они потеряли во время резни, когда Турецкая империя уничтожилао миллиона  своих  армянских подданных, которых объявила предателями  по причинам: во-первых, они были умные и грамотные,  а во-вторых, у многихись родичи по ту сторону границы с врагом, с Русской империей. Тогда бьша эпоха империй. Да и сейчас тоже, если разобраться.>

x x x

> > Германская империя, союзник турецкой, послала  беспристрастных  военныхюдателей оценить, сколько народу  погибло в первый на столетие геноцид -о, которого тогда  еще не существовало ни  на  одном языке.  Теперь всемстно, что  такое геноцид,  это тщательно