Он сказал, что с немцами ему делить нечего. И еще сказал, что любит расправляться с каждым врагом поодиночке. И еще он гордился, что никогда не задел случайного зрителя. "Никогда Лаззаро не тронет человека, ежели тот его не обидел". Тут вмешался бедный старый Эдгар Дарби, школьный учитель. Он спросил Лаззаро, не собирается ли он и англичанину, Голубой Фее, скормить бифштекс с пружинами? - Дерьма,- сказал Лаззаро. - А он роста немалого,- сказал Дарби, который и сам был немалого роста. - Рост тут ни при чем,- сказал Лаззаро. - Пристрелишь его, что ли? - Его за меня пристрелят,- сказал Лаззаро.- Вернется он домой с войны. Герой будет, как же. Дамочки на него вешаться станут. Устроится, заживет. И вдруг в один прекрасный день - стучат! Открывает он дверь - а там стоит незнакомый человек. И спрашивает его: "Вы тот самый?" - "Да, скажет, я тот самый". А незнакомый человек ему скажет: "Меня прислал Поль Лаззаро". И вытащит револьвер, и прямо ему в пах выстрелит. И даст ему минутку подумать: кто такой Лаззаро и как теперь жить калекой. А потом добьет его одним выстрелом прямо в живот. Такие дела. Лаззаро сказал еще, что он на кого угодно может напустить убийцу за тысячу долларов плюс дорожные расходы